Копия Воин  1997.jpg

Три жизни Ольги Калашниковой

Зрители неизменно отмечают поэтичность картин Ольги Калашниковой (характерно, что многие из них она называет строками из стихов). Ее портреты, пейзажи и натюрморты наполнены одухотворенностью и нежностью. В других работах присутствует что-то древнее, крепкое, могучее. Художница словно излучает свет и любовь.

Судьба у нее с поворотом: в прошлом — математик, в настоящем — художник-реалист.

 

Когда Ольгу Калашникову представляют как московскую художницу, она обычно уточняет: "Московская? Но я всегда чувствовала, что за спиной у меня мой древний Переславль”. Корни у Ольги действительно переславские. В Усолье под Переславлем-Залесским жил ее дед Никита Сидорович Александров. Отсюда родом мама художницы Варвара Никитична.

Примечательно, что дом у Земляного вала в Переславле-Залесском стал как бы малой родиной и для ее семилетнего сына Егорки. Здесь Ольга Калашникова живет большую часть года и пишет свои замечательные картины.

Ее путь к искусству был долгим и извилистым. Хотя отец Ольги Виктор Степанович — художник, творческий мир увлек девушку не сразу.

— После окончания школы, когда решался вопрос, кем быть, думала, что только математиком. Математикой я занималась много, с увлечением, имела определенный успех. В математике много красоты, ясности и много увлекательных тайн.

Ольга получила высшее математическое образование на отделении прикладной-математики Московского авиационного института, который в шутку, но не без оснований называют одним из самых творческих вузов.

В его стенах Ольга познакомилась со своим будущим мужем, известным ныне... искусствоведом Виктором Калашниковым. Помимо основной учебы, усиленно занималась в институтской изостудии.

Когда после института Ольга пришла в НИИ, где разрабатывала алгоритмы для крылатых ракет, живопись не оставила — она уже захватила ее основательно. Набравшись смелости, она поступила на художественно-графическое отделение педагогического института. Потом несколько лет преподавала в Московском Областном художественном училище. Группа, которую вместе с нею вели известный живописец Михаил Юрьевич Кугач и скульптор и писатель Павел Петрович Чусовитин, была самой сильной в училище.

Но привлекала ее не только и не столько преподавательская деятельность, сколько сама живопись, желание писать ("Без запаха масла не представляю себе жизнь"). Многолетний напряженный труд сформировал в ней профессионального живописца. Она стала членом Союза художников. Желание установить прямую связь между художником и зрителем заставило ее задуматься

об изобразительных средствах, то есть о том, что — в широком понимании — делает искусство изобразительным. Оно, искусство, убеждена художница, должно изображать, а не намеками или ребусами что-то обозначать.

Меня волнует вопрос об ответственности художника, - признается Ольга. — Изображенное им с той или иной степенью точности начинает жить и воздействовать на зрителя. Если художник деформирует красоту Богом созданного мира (пусть это будет гротеск, метафора, назовите, как угодно), он вольно или невольно насаждает уродливое в жизнь. Поэтому я стремлюсь выбирать такие мотивы и сюжеты, в которых было бы больше красоты. В этой формуле — смысл моих поисков.

Закономерным итогом стало обращение художницы к реалистической живописи. Увы, не модной и не доходной сегодня. Контрастирующий пример: скромный домик Ольги не сравнить с хоромами, выстроенными на соседней улице художником-примитивистом. Что ж, как говорится, каждому свое.

Писать мне все интересно, — говорит Ольга. — Хочется ухватить и стихию природы, и запечатлеть человеческие переживания. Поэтому пишу портреты, натюрморты, пейзажи.

На полотнах Ольги Калашниковой — легко узнаваемые городские виды и заповедные уголки природы, величественные монастыри и лица современников. А еще — море цветов: ландыши, анютины глазки, пионы, сирень, незабудки...

Ольга Калашникова пишет так, чтобы каждый мазок, кладка, цвет были поэтичными. Поэтично в ее работах не только письмо, но и название картин: "Как тих прозрачный вечер", "Златотканные дни осени”, "Сиреневое утро в Переславле’’... Почему так?

В природе, — отвечает она, — столько неповторимой красоты, которую в состоянии передать только музыка (в свое время Ольга закончила музыкальную школу по классу аккордеона) и поэзия.

Картина с изображением древнего монастыря у нее называется "Здесь великое былое словно дышит в забытьи...”, с видом храма — строкой из стихотворения Николая Тряп- кина: "Как белый ангел, Храм вздымался над грешной землёй”; зимний пейзаж — строкой из песни "Как со вечера пороша выпадала хороша”. Строкой из Тютчева Ольга назвала свою программную картину: "И то, что длилося веками, не истощилось”. Именно этими мыслями и чувствами она щедро делится с посетителями выставок.

Ольга Калашникова — участница московского объединения художников-реалистов "Москворечье", которое регулярно устраивало в выставочном зале Москворецкого района тематические выставки — "Русская изба и подворье", "Русская зима”, "Русская весна”... У объединения была хорошая идея создания "Русского центра искусств”. Но никто не помог и не поддержал, даже последние метры отобрали. На выставках "Москворечья” Ольга показывала по десять и более картин, почти всегда новых. Принимала она участие в выставках "Земля и труд", двух всероссийских — "Натюрморт” и "Интерьер”, выставляла работы на Кузнецком мосту и в Белом доме — здании российского правительства. Было много передвижных выставок в различных городах, из них — полдесятка в Переславле-Залесском. Но самая авторитетная, устроенная "Москворечьем", — "На русской земле" в Академии художеств на Пречистинке. На выставке у картины Калашниковой "Потеплело” долго стоял талантливый живописец Никита Петрович Федосов. Муж художницы Виктор сказал мастеру, что эту картину написала его жена, Никита Петрович ответил Калашникову, что ему очень повезло с женой. Для Ольги, которая боготворит Федосова, это была самая высокая оценка.

Сегодня имя Ольги Калашниковой упоминается в каталогах выставок и музейных экспозиций стран Европы и Азии. Многие лучшие ее работы безвозвратно ушли на Запад. Она и рада бы не расставаться с ними, но жить-то надо...

И все же Ольга Калашникова настроена оптимистично. "Я счастливый художник, — говорит она. — Я вижу, как возле моих работ люди преображаются, как у них светлеют лица и загораются глаза. Чувство любви к родной земле перетекает из сердца.в сердце".

Татьяна ПАНЧЕНКО, искусствовед.

Леонид ГОРОВОЙ, корреспондент журнала.

ФОТО Павла ГЕРАСИМОВА